Tuesday, November 21, 2017

harassment is a legal doping

harassment is a legal doping
... настоящий эффект дают вовсе не романтические отношения, а именно секс. После ночи любви пловчихи проходили дистанцию гораздо быстрее, а гимнастки выполняли программу четко и без ошибок. Секрет в том, что секс положительно влияет на работу гипофиза, расслабляет напряженные мышцы, повышает уровень тестостерона. Да это же самый легальный допинг из всех возможных! Стоит заметить, что пару подобрать было возможно далеко не всегда. Но кто остановится, обладая такими уникальными знаниями в области повышения результатов? Тренеры решили брать «пульт управления» в свои руки. Стал популярен «фаворитизм», когда наставник своими силами формировал необходимый энергетический заряд у своей подопечной. На такое отношение никто особенно не жаловался, да и куда было бежать? Тем более что 24/7 ты проводишь со своим тренером, а он уже волей-неволей становится для тебя близким человеком. Интересно, что даже в 1997 году по обвинению в развращении 11 несовершеннолетних спортсменок в Англии осудили тренера по плаванию Пола Хиксона. В суде он сказал: «Я всего лишь желал побед для своих девочек». Известно, каким способом. Но на самом деле это был еще не самый сомнительный путь достижения успехов.

Спортивные боссы и тренеры продолжали искать уникальную формулу успеха и наконец нашли – беременность. Оказывается, на ранних стадиях в женском организме вырабатывается особое вещество хорионический гонадотропин человека. Оно значительно улучшает физическое состояние женщины. То есть действует как гормон роста. Это ли не тот необходимый допинг, столь желанный в различных видах спорта, зависящих от аэробной выносливости. В анонимных донесениях, попадавших в прессу в 1970-х годах, сообщалось, что тренеры заставляли беременеть чуть ли не 13-летних девочек. Естественно, после делался аборт. Кстати, аборт – неотъемлемая часть этой своеобразной формулы успеха. После прерывания беременности в женском организме происходит реабсорбция выработанных гормонов, а это влияет на увеличение мышечной массы.

...сексуальная жизнь стимулирует работу гипофиза, положительно влияя на женскую эмоциональность. Ведь мужская сперма – та дополнительная энергия, которая спортсменкам необходима. Поэтому часто юным гимнасткам, фигуристкам, пловчихам, претендующим на успех в большом спорте, приходится расставаться со своей невинностью. Пара фигуристов или танцоров бальных танцев выступает, как правило, успешнее, если между партнерами налаживаются интимные отношения. Тренер тут нередко выступает в роли сводни.

...нас было несколько молодых смазливых девчонок. А перед большим турниром ставку делали на одну. И когда фаворитка вечером отправлялась на очередную «беседу» с нашим тренером, я дико завидовала и ревновала. Не думала ни о будущем, ни о нравственной стороне дела, мне хотелось оказаться там, на месте фаворитки....

см про дробности:

Секс, спорт, страдания – три составляющих больших достижений


Это все бред

The Importance of Being Earnest

If you choose to spend part of your studies overseas, you'll likely return with a host of benefits such as exposure to different forms of education, improved language skills and international friendships that can last your whole life. Studying abroad also illustrates a heightened sense of independence as well as a major willingness to learn, both of which are highly attractive to potential employers.

Where do U.S. students tend to go when they study abroad? According to the Institute of International Education's Open Doors report, Americans love studying in Europe. The UK is a hugely attractive destination due to its reputation for excellent universities such as Oxford and Cambridge, along with no language barrier. In 2015/16, 39,140 U.S. students were enrolled at British institutions.

In addition to the pull of its universities, the pleasant climate and rich culture of southern Europe are also draws for American students. Italy comes second with 34,894 U.S. students while Spain rounds off the top three with 29,975. China and Japan offer huge linguistic and cultural challenges for foreign students and both countries are present in the top-10.
Infographic: Europe Top Choice U.S. For International Students  | Statista
 РФ не смотрел, там пдф — не люблю
имха: в 60е годы было больше студентов/апсирантов из США, Англии и такого типа стран, чем сейчас

Monday, November 20, 2017

Zinaida Gippius by Léon Bakst

портрет Гиппиус работы Бакста
Зинаида Гиппиус (автор портрета Леон Бакст 1906 г.) русская поэтесса и писательница эпохи «серебряного века»
 20 ноября 1869 (Белёв, под Тулой) — 9 сентября 1945 (Париж, Франция)

а кто такой Чаркин, вряд ли кто знает

Friday, November 17, 2017

demographic error and correct conclusion

что даст рост возраста выхода на пенсию
Иноземцев — неприятный персонаж + сделал ашыпку, на которую ему указали (тут и тут), но пробуйте поспорить по существу:
... повышение пенсионного возраста выступает самым иррациональным ответом на существующие вызовы ...
Повышение пенсионного возраста — гарантия того, что России не потребуются модернизации; ни технологическая, коль скоро рабочих рук будет в избытке; ни финансовая, так как деньги пенсионных фондов удобно будет размещать даже в инструменты с отрицательной доходностью; ни управленческая, так как любую проблему можно переложить на граждан
почему можно не понял, будто бы о будущем речь 

sexual relations, XX century


ист:
How did we get from parlor calls to hookups in under a century? You can skip the trend pieces. Nerve has mapped out the history of dating—the many bemoaned, illicit, and celebrated traditions of romancing.

respiratory diseases and the president trust

все на тушку пожара Лужков в конце августа — в сентябре создал такого уровня кризис в Москве, что было бы очень странно, если бы Медведев его о чем-то просил, потому что Москва просто рыдала от возмущения. Ведь известно, что погибли тысячи людей. Кривая смертности во время смога хорошо вам известна. Там, в общем, отклонения уходят за десять тысяч человек. Это действительно было ужасное событие. И Лужков с ним не только не справился, но и не пытался делать вид, что справляется. Его просто не было. Этим занимался Медведев, занимался Путин, спасатели, волонтеры, поэтому,

Далее : слухи/расследования

age at violent death

 Вклад десятилетних возрастных групп в смертность от убийств, Россия, 1956-2010, женщины, %.
женщины
мужчины
Обратите внимание на возраст 0, в 56 году аборт уже был декриминализован; важен не размер полоски, а динамика
см подробности:

Динамика смертности от убийств в России


М. Жаксымбаев

Thursday, November 16, 2017

facebook drop into demography


узок круг этих революционеров-переходников

facebook demography day by day


то же, но по дням, правда уверенности в адекватности нет — на то оно и статистика

facebook demography


демографию за то надо учить, что она моск в порядок приводит (с)
ну, не токо учить, но трындеть в тему

government guarantee of death

правительственные гарантии смерти
ещё пара слов про суверенитет :
"Как сообщает «Московский комсомолец», инициатива содержится в проекте закона «О погребении и похоронном деле», подготовленном Министерством строительства РФ. Предполагается, что взносы с граждан будет работать по принципу обязательного страхования смерти. Платежи будут взиматься с зарплаты работника вместе с другими отчислениями. Деньги будут накапливаться на специальном счете и при необходимости покроют все расходы на похороны в рамках гарантированного перечня услуг. Таким образом гражданам не придется «копить на похороны» при жизни, за них это централизовано сделает государство."
ещё централизовано можно зубы чистить, а то некоторые избегают, но лучше дефекацию — никто не уйдёт от справедливого налога 

Tuesday, November 14, 2017

respect for sovereignty

Жительница Екатеринбурга Юлия Савиновских 13 ноября пришла к зданию министерства социальной политики Свердловской области и объявила голодовку. Она собирается держать ее до тех пор, пока чиновники не объяснят ей, почему органы опеки изъяли из ее семьи двоих маленьких детей. В районном управлении социальной политики, занимающемся вопросами опеки, Савиновских заподозрили в том, что она трансгендер — и даже сделала первую хирургическую операцию. После этого с формулировкой «противоречия в интересах опекаемых и опекуна» детей у нее отобрали, а суд подтвердил это решение. Сама Савиновских говорит, что удалила грудь седьмого размера, но лишь потому что она мешала ей «физически и морально».

Савиновских сделала операцию по удалению груди. И вела блог от имени трансгендера


В июле 2017 года Савиновских сделала себе операцию по удалению молочных желез. По ее словам, грудь седьмого размера доставляла ей физические и моральные страдания. «В 40 лет я, наконец, смогла привести свое тело в соответствие с моим внутренним миром», — объясняет она.

В марте или апреле 2017-го она также завела страницу в инстаграме, где знакомилась и общалась с трансгендерами — и выдавала себя за трансгендера. Интерес к теме смены пола она объяснила «Медузе» так: «Просто она показалась мне интересной, я подумала, что смогу превратить это в способ заработка — я планировала писать колонки от имени выдуманного человека — и в творчество». По словам Савиновских, эту страницу (она не была подписана ее именем, но на ней было ее фото), увидела одна из сотрудниц органов опеки и показала своей начальнице — Наталье Болотовой. Сейчас аккаунт удален.

Органы опеки предоставили суду выписки из ее медицинской карты и заявили, что, по их мнению, она находится в процессе смены пола. «В России нет закона, запрещающего трансгендерам быть приемными родителями. Другое дело, что нужно понимать, в какой стране мы живем»

По российскому законодательству усыновлять или брать под опеку детей запрещено тем, кто состоит в однополом союзе (то есть браке) или имеет психическое расстройство.

В тот же день мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман уговорил Савиновских прекратить голодовку

мы мясо

Ройзман пригласил Савиновских на встречу, а по ее итогам рассказал «Медузе»: «Я буду до конца на ее стороне. Я считаю, что опека ведет себя принципиально неверно, а министерство социальной политики не выполняет свою функцию, ведь вся эта ситуация направлена против детей».

По словам Ройзмана, он обратился за помощью к депутату Госдумы от «Единой России» Оксане Пушкиной (она была уполномоченной по правам ребенка в Московской области в 2015–2016 годах) и заместителю председателя правительства РФ Ольге Голодец. «В кулуарах я уже намекнул им [представителям органов опеки], что если они просто вернут детей, то лишний шум поднимать никто не будет. Она [Савиновских] же просто за детей рубится», — сказал мэр Екатеринбурга.


подробности:

Органы опеки отняли у жительницы Екатеринбурга двоих детей, потому что она якобы решила сменить пол

lonely china women in UK

David Bowie - China Girl Images
"Послеродовая изоляция", во время которой матери не покидают дом, не принимают гостей и не пользуются душем в течение месяца после появления на свет малыша, широко распространена в китайской общине Великобритании.

"Некоторые строгие правила запрещают пить холодные напитки в течение месяца, вы не должны принимать душ, не допускается мытье волос и, конечно, нельзя выходить за пределы вашего дома", - говорит доктор Ву.

В Королевском колледже акушерства, Институте патронажных медработников и различных благотворительных организациях по охране здоровья признают, что обладают недостаточными знаниями о медицинской помощи в среде британских китайцев.

Эксперты полагают, что нежелание обращаться за помощью также вредит пожилым членам китайской общины Великобритании, которые живут в одиночестве.

baby boom is coming

кадры решают фсё
"Известия": "Брачный ренессанс"

Газета "Известия" пишет о росте числа свадеб в России, но предупреждает, что это ненадолго. Количество свадеб в России начало расти впервые с 2014 года, отмечает газета, а до этого их число падало три года подряд. Пик снижения в период с января по сентябрь пришелся на 2016-й. Тогда было зарегистрировано всего 776 тысяч браков, тогда как за тот же период 2017-го в брак вступили 826 тысяч пар.

Самым привлекательным для женихов и невест оказался июль, который окончательно потеснил август. Эксперты связывают тенденцию со стабилизацией экономики - женились те, у кого не хватило денег на свадьбу в прошлом году. Однако демографическая ситуация не дает поводов надеяться на дальнейшее увеличение числа молодоженов, отмечает газета.

В частности, социолог Любовь Борусяк полагает, что рост количества свадеб в России не вписывается в общую тенденцию, и вскоре из-за демографической ситуации показатель будет снижаться. "Большинство браков заключаются гражданами в возрасте 25-27 лет. Это люди, появившиеся на свет в начале 1990-х, когда в стране была очень низкая рождаемость", - отметила эксперт.

business demography

если коротко, то — песдетс
русский крест (по ведомостям через бебеси):

Затяжная стагнация после экономического спада привела к росту темпов банкротств компаний, пишет в свежем номере газета "Ведомости" со ссылкой на исследования Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования. Их число растет четвертый квартал подряд и превысило даже показатели кризисного 2015 года. Наиболее уязвимыми оказываются компании, работающие непосредственно для конечного потребителя в сфере строительства, торговли и пищевой промышленности, что указывает на нездоровые тенденции в экономике.

Только за июль-сентябрь 2017 года, по данным "Ведомостей", в России обанкротилось 3227 компаний. Газета отмечает, что рост числа банкротств начался в 2014-2015 годах, и сейчас идет вторая волна. По мнению издания, такая динамика связана с отмиранием старой модели бизнеса, с фокусом на быстрый рост потребления и экономики.

эти данные есть в росстате, если кто знает ссылку — киньте, пож

Sunday, November 12, 2017

Different from the Others

The Weimar-era silent film “Different from the Others” shows how hatred can fester even in liberal democracies.
The Weimar-era silent film “Different from the Others” shows how hatred can fester even in liberal democracies.
There is only one hopeful scene in "Different from the Others,"  (German: Anders als die Andern, literally 'Other than the Others') a silent picture from 1919 that is widely considered the first feature film about gay love. In it, a gaunt, handsome man plays the piano in his Berlin drawing room. He is Paul Körner, a violin virtuoso, and, in his silk housecoat, surrounded by heavy drapery and Grecian statuettes, he appears to live a life that is resplendent but lonely. Then an unlikely event sets him on a new course: a young music student has come calling. Kurt Sivers, round-faced, excitable, has seen all of Paul’s concerts, and he approaches the master nervously, hands clutched to his chest. “My deepest wish would come true if you were willing to be my teacher!” an intertitle reads. Paul responds by offering Kurt his great open palm. Their alliance, a perfect meeting of passion and pedagogy, seems indivisibly strong—but, by the end of the film, we have learned that it is otherwise, owing to the self-hatred and cruelty that homosexual love can inspire, even in Weimar Berlin.

"Different from the Others," which was written by the gay sexologist Magnus Hirschfeld and the Austrian director Richard Oswald, tells the story of one who “suffers not from his condition, but rather from the false judgment of it,” as another intertitle reads. By 1933, when the Nazis stormed Hirschfield’s Institute of Sexual Research, also in Berlin, every known copy of the film had been destroyed. Luckily, the good doctor had included some forty minutes of the footage in a long scientific film called “Laws of Love,” which was shown in Russia in the late twenties or early thirties and remained for decades in the Krasnogorsk archives. In the eighties, film restorers began trying to piece together the original, but it wasn’t until this winter—six years after the U.C.L.A. Film & Television Archive bought a 35-mm. print of “Laws of Love”—that a reliable version of “Different from the Others” was completed, using detailed Nazi censorship records as a narrative guide, and with images substituted for the missing scenes. “Years before Alfred Kinsey, Hirschfeld was arguing that homosexuality exists on a continuum,” Jan-Christopher Horak, the director of the U.C.L.A. archive, told me. “It’s not abnormal, because there is no abnormality.”

The film makes another argument: that hatred can fester even in the interstices of liberal democracies. On the surface, tolerance prevailed in Weimar Germany. If you were careful enough, you could evade the shadow of Paragraph 175, an infamous law that forbade “unnatural fornication, whether between persons of the male sex or of humans with beasts.” And it was relaxed censorship laws that allowed “Different from the Others” to be made in the first place, along with later gay-themed films such as “Pandora’s Box” (1929), whose seductive countess was one of the first onscreen lesbians, and “Mädchen in Uniform” (1931), which takes place in a brutal, erotically charged all-girls boarding school. Weimar night life was infamously decadent: men dressed as women flocked to the Silhouette; women dressed as men favored the Mikado; and the Eldorado drew gender-benders of all types. When Anita Loos, who wrote the novel “Gentlemen Prefer Blondes,” visited the city in the twenties, she observed that “any Berlin lady of the evening might turn out to be a man; the prettiest girl on the street was Conrad Veidt”—the silent-screen leading man who played none other than Paul Körner in “Different from the Others.”

Yet there is a special kind of shame and suffering that comes from living life half-openly, from knowing what it is you’re not really allowed to have. In "Different from the Others," we watch as Paul loses his faith in the power of companionship. In a flashback to his years as a boarding-school teen-ager, he looks over a text with his roommate, Max, and drapes his arm around the younger boy. Then a teacher walks in and bursts into outrage: Max is supposed to be doing his assignment alone—the standard punishment, it would seem, for untoward tendencies. "As a university student, Körner led a lonely and reclusive life, devoted only to his studies,” an intertitle then tells us. We see him reading as five classmates sneak up behind him, raising their hands in unison and clapping them down on his shoulders—a threat of future violence delivered in the guise of friendship. “The girls are making fun of you because no one ever sees you,” they say, inviting him to a bordello, where two women in lace gowns try to kiss him. “If that boy’s completely normal, then I’m a virgin,” the madam says—the kind of comment that moves Paul to seek a cure from a hypnotist, the conversion therapist of the day.

It is not the state that is responsible for Körner’s downfall, at least not directly: in keeping with the subterranean hatred of Weimar Berlin, convictions under the anti-sodomy law often began with extortionists who operated within the demimonde itself. The villain of “Different from the Others” is the smirking Franz Bollek, played by the well-known film star Reinhold Schünzel, who passes Kurt and Paul on a wooded path in a city park. “Handsome lad,” Bollek says, glaring at Kurt, as Paul starts with recognition: years before, Paul had been blackmailed by Bollek after meeting him at a masquerade. (A scene from that party, showing an androgynous conga line, was considered one of the film’s controversial images.)

Now Bollek decides to resume his crime. On the very day Kurt performs in a concert alongside Paul, they find Bollek prowling around in Paul’s living room. “Don't get so excited," Bollek tells Kurt, when he tries to brawl. “You’re getting paid by him, too!” Kurt is not a whore, of course, but the mere suggestion, and Paul’s familiarity with Bollek, is enough to send him running: "I am determined to make my way alone," Kurt writes to his sister. Paul, meanwhile, refuses another demand for payment; Bollek turns him in to the police, and he is sentenced to a week in prison. He does not need to serve his term to be publicly shamed and professionally ruined: we watch him swallow a few capsules of cyanide and sink into his chair. His eyes narrow and widen; his face tightens and slackens; his head lolls back and he dies.

Bad laws can destroy good relationships—perhaps especially when they’re poorly enforced, leaving just enough space for human bonds to form. At the end of "Different from the Others," we're told of a missing sequence in which a great hand descends over a German law book to cross out the entry for Paragraph 175. It is fitting that the scene was lost, because the law prevailed for many decades to come. The Nazis used it to send some forty-six thousand men to prison and perhaps ten thousand of those to concentration camps. Upon liberation, most of the survivors were promptly locked up again, whether by East or West Germany, both of which continued to enforce Paragraph 175 through about 1970. It was not until 1994 that the law was formally repealed, and it was not until last year that reparations were paid to the few thousand victims who were still living.

Today we continue to live in the slipstream of provisions like Paragraph 175. Similar laws are still in force in dozens of countries; in the United States, anti-sodomy statutes were ruled unconstitutional in 2003, but they remain on the books in upward of ten mostly deep-red states, and activists have been stymied in their push for formal repeal. Love trumps hate, the signs tell us, or, as Magnus Hirschfield said in 1919, at the Berlin première of “Different from the Others,” “Soon the day will come when science will win a victory over error, justice a victory over injustice, and human love a victory over human hatred and ignorance.” That day is still ahead of us.

Daniel Wenger is a member of The New Yorker’s editorial staff.